Белые дни

Белые дни

Сборник стихотворений «Белые дни» вырос из дневниковых записей,
которые Татьяна Маругова вела в поэтической форме. Это дневник-размышление, в котором поэтесса обобщала и осмысливала свой опыт — не
столько событийный, сколько эмоционально-чувственный и духовный.
Поэзия Татьяны Маруговой тематически многогранна, но, о чём бы она ни
писала, она всегда пишет о Боге, о вере и о стремящейся к бессмертию душе.
Стихи Татьяны Маруговой поражают высокой степенью открытости перед
читателем, интеллектуальной глубиной и ясно выраженной жизненной
позицией. Книга будет интересна широкому кругу читателей.

Т. Маругова
Белые дни

Сборник стихотворений – М.: 2018. — 160 c.

 

Она с детства вела дневник. Ничего необычного в этом нет, ведь многие записывают впечатления от прошедшего дня, свои и особенно чужие мудрые мысли. Но дневник, о котором мы говорим, был особенным — в стихах. Даже сегодня, размышляя о себе — тогдашней девочке-пятикласснице, рассказывающей в рифму о первой влюблённости, горькой обиде или о том, что такое хорошо и что такое плохо, Татьяна Маругова не может понять, как в ней появилось само осознание этой возможности — выражать себя в поэтическом слове. Никто её этому не учил, она никому не подражала, просто стихи оказались самым естественным и понятным способом осмысления пережитого и прочувствованного. И позже, когда Татьяна повзрослела, привычка разговаривать с самой собой в стихах осталась. Не просто привычка — насущная необходимость: беспокойство и ощущение незавершённости не покидали её до тех пор, пока вибрирующие в глубинах сознания мысли и чувства не рождали «один, всё победивший звук», как писала любимая Татьяной Анна Ахматова. Белые страницы заполнялись новыми строками, но, как известно, дневниковые записи — дело интимное, не предназначенное для посторонних глаз, поэтому никто, кроме самой Татьяны, её стихов не видел. Впрочем, был ещё один человек, который и сыграл решающую роль в творческой судьбе Татьяны Маруговой. Долгие годы единственным читателем стихов Татьяны оставался её духовный отец, тогда — монах Троице-Сергиевой лавры, настоятель Пятницкого подворья лавры, а ныне епископ Георгиевский и Прасковейский Гедеон. Он всегда чувствовал, что наступит момент, когда стихам захочется на волю, и подталкивал Татьяну к тому, чтобы она поскорее открыла для них «дверцы клетки» своего дневника. Но это же всего-навсего дневник, её и только её реакция на происходящее лично с нею! Тогда Татьяна Маругова даже в мыслях не называла себя «поэтессой», не говоря уже о том, чтобы представить городу и миру свои дневниковые записи. Убеждая Татьяну в необходимости публиковать стихи, отец Гедеон не предрекал ей большого поэтического будущего. Перспектива общественного признания не заставила бы Татьяну Маругову вынести на публику свои, как ей казалось, ещё несовершенные и очень личные стихи. Отец Гедеон нашёл другой аргумент, с которым Татьяна, человек с отзывчивым на чужую боль сердцем, не могла и не хотела спорить. «Это принесёт кому-то большую пользу», — сказал он о её поэзии. И эти слова изменили жизнь Татьяны. Ради других, таких же, как и она, страдающих, сомневающихся, размышляющих, она была готова пожертвовать личным пространством, превратить плоды своих духовных поисков в целительное средство.

Так в жизни Татьяны открылась новая глава — творческая. Первый сборник стихов — «Вслед земли» — вышел в 2011 году. С тех пор Татьяна Маругова публикует каждый год по новой книге стихов. В 2015 году ей удалось издать даже два сборника. Такой творческий взлёт закономерен, ведь как раз в 2015 году Татьяна окончила Высшие литературные курсы при Литературном институте имени А.М. Горького, и книга «Совершенства ищу» выросла из её дипломной работы. Появление в том же году другого сборника с выразительным и ассоциативно богатым названием «Зима» тоже отнюдь не случайно. Это было не лёгкое время для Татьяны: её привычный мир рухнул из-за предательства самых близких и, как казалось, дорогих людей.

Жестокая душевная боль стала музой Татьяны, что отразилось, в частности, и в этих строках:

Я напишу теперь — завою,
А после выкину слова…
Пусть лучше слово станет болью,
Освободится голова,
Освободится моё сердце —
Растает одинокий плен.
… Я знаю, что моё бессмертье
Дороже всех твоих измен.

Настоящая поэзия нередко рождается из боли. В «Зиме» мало оптимистичного и «позитивного» — но в то же время в этом сборнике Татьяна Маругова показала качественно иной по сравнению с предыдущими книгами уровень поэтического осмысления жизненного опыта. После выхода этой и последующей книги «Уроки бытия» (2016) Татьяна без ложной скромности может смело называть себя поэтессой. У неё сложился свой стиль, система образов и символов, она профессионально работает со словом. А как же дневниковая честность, изначальная, по словам О.В. Большаковой, написавшей предисловие к первому сборнику, «обнажённая искренность»? Это никуда не исчезло. Мастерство не затмило, а, наоборот, высветило присущую Татьяне Маруговой открытость перед читателем. Она по-прежнему ведёт свой дневник в стихах, страницы которого и легли в основу книги, которую вы сейчас держите в руках, – «Белые дни».

Белый день — это преддверие жизни, чистый лист в ожидании своего творца. Пока ещё не сделано ни одного движения, не сказано ни одного слова, не проведено ни одного штриха, — возможно всё. Постепенно, минута за минутой, час за часом, белый день наполняется цветом, на странице слова складываются в историю, холст превращается в картину. Этому движению от возможного к свершившемуся, от мечты и надежды — к полнокровной жизни подчинена внутренняя динамика сборника стихов Татьяны Маруговой.

В самом названии первого раздела — «Кто подарит мне белые крылья…» — заключена идея движения ввысь (крылья — полёт), в метафорическом смысле — вверх, к Божественному чистому (белому) свету. Лирическая героиня пока не открыла свою первую белую страницу, пороки мира и собственное несовершенство заставляют её глубоко страдать. Но она интуитивно знает, где искать изначальную чистоту:

Город в серую муть опустили,
Тонут ветви деревьев во мгле.
Кто подарит мне белые крылья,
Чтоб не видела тьмы на земле?
Улетела бы к дальним просторам,
Где горит несгораемый свет,
Где не смотрят на веру с укором,
Где нет зла и предательства нет.

В этом стихотворении — ключ к пониманию мировоззрения Татьяны Маруговой. Для неё мирское не отделено от Божественного: для того чтобы перестать замечать «тьму на земле» и приблизиться к идеалу, надо встретить кого-то, кто своей любовью защитит её от «серой мути».

Вторая часть сборника — «Белые дни» — посвящена такой встрече. Каждое стихотворение этой части — разговор с любимым, с тем, кто смог подарить лирической героине чувство свободного полёта — но не будем забывать, что перед нами страницы дневника. Знает ли тот, к кому обращены строки стихотворений, о чувстве, наполнившем женское сердце? Может быть, и не знает, ведь каждое послание содержит в себе какую-то недоговорённость, незавершённость, недовоплощённость:

Я не знаю, придёшь ли снова?..
В общем, это неважно теперь.
Для тебя хоть вечность готова
Я открытой держать свою дверь.

Неважно, кто он. Важно другое: сердце лирической героини бьётся, по венам бежит горячая кровь, она живёт. Если она любит, то может забыть о мгле повседневности и воспарить к небесам на обретённых крыльях:

Боже мой, какая радость —
Как свободна я теперь!
Тени прошлого остались
За чертой моих потерь.

Этому парению, «свиданию с бессмертною душой», как пишет Татьяна в одном из стихотворений, посвящена третья часть книги — «Под ангельской эгидой». Именно здесь раскрываются самые трепетные тайны, задаются болезненные вопросы и льются слёзы — как от радости, так и от горя. Вера для Татьяны Маруговой не обязанность, не слепое следование ритуалу, а естественная форма существования. В интервью телеканалу «Спас» Татьяна сказала: «Я не мыслю своей жизни без веры. Вообще, я не понимаю, как другие люди живут без веры». Сказанное — это своего рода формула души Татьяны Маруговой. Её вера — не просто «глубокая» или «искренняя», она неотделима от личности Татьяны так же, как, например, дыхание неотделимо от живого тела. При этом не надо думать, что она морализирующая святоша, бегущая от светских удовольствий. Как раз наоборот: Татьяна любит жизнь во всех её проявлениях. Она ценит красивое, радуется весёлому, да и сама умеет пошутить, следит за модой, любит музыку и театр. Но, в отличие от многих из нас, для неё праздничная сторона жизни не является самоцелью. Это лишь нарядная виньетка, которая позволяет на время отвлечься от тёмных сторон бытия. Научиться принимать их далеко не просто. Как не впасть в уныние, а то и в отчаяние? Ответ на этот вопрос можно найти во многих стихах Татьяны Маруговой. Всё, что происходит с человеком на его земном пути, имеет свои причины, лежащие вне материального мира. Тяжёлые события в жизни каждого — это необходимые испытания, которые надо пройти, чтобы воскреснуть к вечной жизни:

Мне сулили блаженство в Раю,
Наливая в мой кубок печали…

Лирическая героиня (как и сама поэтесса, будем откровенны) не боится ничего: ни сумы, ни тюрьмы, ни смерти. И это не «безумство храбрых», а осознанная жизненная позиция, основанная на вере в то, что главное — бессмертную душу — никто у неё не отнимет:

У меня забрать нельзя, поверьте,
Дух святой, что теплится в груди.
Не боюсь я даже лютой смерти,
Если жизнь, я знаю, впереди!

Верить так, как верит Татьяна Маругова, — большое счастье. Но в её стихотворных обращениях к Богу явственно слышна нота страдания, которая звучит полноценным аккордом в следующей части книги — «Прошлого бесслёзные глаза». Это те страницы дневника, которые уже давно перестали быть белыми, но поэтесса постоянно возвращается к ним, потому что бесслёзные глаза прошлого смотрят на неё своим безжалостным, пугающим взглядом и сегодня. И, хотя по тональности эта часть сборника отличается от прочих минорной окрашенностью, всё же и в ней мы видим ту же лирическую героиню: даже в отчаянии её сердце наполнено любовью, и она не устаёт молить Бога о том, чтобы её враги пришли к вере и раскаянию ради собственного же спасения:

Открой — не поздно! — к покаянью сердце,
Проси простить, помочь, чтоб никогда
Не возвращаться в адское бессмертье,
Но… Герион, ты горд… И в том беда!

Переворачиваются страницы дневника. Тяжёлый сон сменяется рассветом, прошлое растворяется в настоящем. Как хочется, чтобы оно перестало кровоточить, навсегда осталось дневниковой записью, стихотворением! К этому стремится и лирическая героиня стихов Татьяны Маруговой. Последняя часть сборника с символическим названием «И белое платье для праздника шить» хотя и самая короткая, но едва ли не самая сильная по своей энергии. Такой уверенности в счастливом будущем, положительного заряда и звенящей радости, пожалуй, до сих пор и не было в поэзии Татьяны Маруговой.
…Она по-прежнему ведёт дневник. И белые дни под её пером становятся яркими и многоцветными.

 

ТАТЬЯНА НИКОЛЬСКАЯ