Дай мне воспеть Тебя, Боже. Избранное.

Сокровище моё

Сокровище мое… Мое Стяжанье…
Бесценный и незыблемый алмаз,
Наша Тебя, идя сквозь испытанья,
И бережно храню тебя сейчас
В груди моей. В умe моем и в сердце,
Упавшей тайной в добрый чернозем,
Ращу я корень дерева бессмертья,
И покаянье — плод на древе Том..

В час службы

Прочь, прочь, печали и унынье!
Я б к радости одной взывала!
О дух Святой, даруй мне крылья,
Чтоб к Господу на них летала.

Чтобы в молитве, в час Служенья,
Я в храме Божьем, на Каноне,
Внимала ангельскому пенью
И Гласу на святом амвоне.

Чтоб сердце наполнялось светом,
Чтоб дух горел свечой нетленной,
Чтобы душа, огнем согрета,
Сливалась с тайной сокровенной.

И в сонме херувимов крылых,
В Евxaристическом каноне,
Я б Господу всегда молилась
B смиренном, согбенном поклоне…

В храме

Пойду в храм Помолиться,
На службе постою,
Чтоб сердцем умилиться
У ангелов в строю.

Средь ладана святого
Внимая небесам,
Живое Божье Слово
Я ощущаю там.

И в час Богослуженья
Спускается на храм
Heрукотворной тенью
Небесный фимиам.

И Ангелов присутствие
В нем дышит и парит,
И душу полнит чувство,
Что Бог с ней говорит.

Страстная пятница

Под куполом храма в тревожном волненье
Стояла пред Богом, распятым в свой срок,
Молилась на Божьем Святом Погребенье,
И теплой слезой воск на пальцы мне тек…

Цветы и каноны. Священник и ладан…
И пение певчих, как ангельский сонм…
Поклоны, поклоны, земные поклоны…
Господь в плащанице… Ко гробу идем.

И ноги немели, и вроде устала,
Но Голос услышала в сердце моем:
«Ты Господа нынче сама погребала,
Он будет с тобой в погребенье твоем…»

Дороже благ земных на свете
Мне истины одной Закон:
«Примите Бога, словно дети,
Он станет добрым вам отцом».

Прощание

Eпископy Гедeону посвящается

Древний храм встречал архиерея.
Бил что силы колокол над ним,
И толпились люди, чуть робея
Перед бывшим батюшкой родным.

Протянув свои к владыке руки,
Шел народ — кто плакал, кто молчал,
Думая о будущей разлуке
C тем, кто был началом из начал…

Било солнце, он же помнил стужу,
Древний храм, поруганный всерьез,
И в подклети ил да грязь, да лужи…
Сквозняки да море бабьих слез…

Молодой монах на послушанье,
С бородою черною, как смоль,
Не боясь житейских испытаний,
Он служил — земли Российской соль.

Завернув подол монашьей рясы,
Засучив повыше рукава,
Пил монах монашескую чашу,
«Богу Слава!» — он твердил слова.

Двадцать лет тревог и испытаний,
Двадцать лет спасал, трудился сам,
Двадцать лет в молитвенном стоянье —
За людей, за Веру и за Храм…

И теперь пред ним — родные стены,
Купола, как факелы, горят
Той свечой молитвы сокровенной,
Что зажег он много лет назад…

Древний храм встречал архиерея.
Бил что силы колокол над ним.
Снега борода его белее…
Благодарный храм прощался с ним…

Псалом первый

Блажен тот муж, кто с нечестивым
Держать совета не решит.
Тот, кто не ходит рядом с льстивым,
Пир с душeгубом не творит.

Блажен, кому ума хватает
Держаться праведных путей.
Кто дух свой Богу посвящает,
Кому Закон всех благ милей.

Тот, яко древо насажденно
У вод питает корни дней.
Плоды получит это древо,
И благость — плод его ветвей.

Тот не погибнет с нечестивым,
Как пепел, в мраке растворяcь.
И будет тот всегда счастливым,
Идя по жизни не страшась.

Тому дарует Бог прощенье
И в силе Духа воскресит.
А грешников предаст забвенью
И нечестивых погубит.

Святое Рождество

В небе кружатся снежинки,
Словно летом светлячки.
Tут на окнах паутинки
Ледяные паучки.

Все теперь почти готово
Встретить праздник Божества —
Новолетие Христово,
День Святого Рождества!

Зазвонили колокольни
И ликует весь народ!
Нынче праздник Новогодний
Новолетний настает!

Новозимний! Новoнужный!
Новорадостный, друзья!
Славим! Славим! Славим дружно
День Христова Рождества!

Вербное Воскресение

Презирая богатство и славу Земли,
На оcленке смешном и нелепом
Сам Господь заходил на закланье любви
Скромно, тихо, смиренно… При этом
Ликовал весь народ и «Осанна» кричал,
В возбуждении меры не зная.
И под ноги осленка одежды кидал,
Ветви Вайи в ковер постилая…
И Господь шел вперед, и, конечно, Он знал,
Что до Казни осталось немного.
Он торговцев из Храма бичами прогнал:
Дом молитвы — пристанище Бога.
Ровно через неделю все тот же народ
Позабудет Спасителя — бросит.
На Голгофу Царя своего поведет
Распять Его гневно попросит…

Казанская

Матерь Божия — добрая, вечная
И всегда на помощь сердечная —
Щедро дарит любовь и спасение,
В бедах, скорбях дает утешение.

Я пойду, пойду в праздник мне близкий
Помолиться Деве прекрасной
И склоню свою голову низко
Пред иконою, званной «Казанской»

Я прошу тебя, Мати Пречистая,
Не лиши меня взора, пусть строгого,
И своею любовью лучистою
Ты покрой мою буйную голову.

Загляни в мое сердце усталое
От обид и боли непрошеной.
Знаешь, Матушка, так устала я,
Как хотелось бы стать хорошею.

Обогрей, растопи меня, Чистая,
Чтобы духа побольше — справиться
С силой темною и плечистою,
Пусть во мне Имя Бога прославится.

Если Матерь Господня заступится,
Божья Сила всегда постарается,
И с любовью судьбы распутицей
Непременно сердечко справится.

Я пойду пойду в праздник мне близкий
Помолиться Деве прекрасной…

В лавре

Призадумались стены
Древней Лавры могучей,
Наклонились степенно
Над молитвой певучей.

Вечной жизни источник
Бьет волнующей тайной,
Пьет его тот, кто хочет,
Даже путник случайный.

И под колокол звучный
В мир идет вразумленье…
Если слышишь — везучий,
Ты обрящешь спасенье.

Завтра Троица

Чистый ветер —
обрывок северного лета.
Воздух свеж,
и голуби сидят на ветках.

Там и здесь —
Туристы и зеваки…
Тишина…
Безмолвствуют монахи…

Я брожу по Лавре в упоенье.
Завтра — Троица… И завтра воскресенье…

Покидая Лавру

На стены Лавры я смотрю, тоскуя,
Как будто отдалились небеса…
Я что-то потерять сейчас рискую,
И ангелов я слышу голоса.

Что спрятано за этими стенами,
Доселе не разгаданное мной?..

Там Дух молитвы к Богу неустанный,
Там жизнь на грани смерти… и покой.

Покой свободы от природы тленной,
Там чистых дум и мыслей институт,
Там тихо ходят и благословенно,
Там Божии избранники живут.

Там Божия рука и провиденье,
Там ночь приходит чествовать Творца.
Там места нет безверью и забвенью,
Там свято чтят небесного Отца.

Там семь столетий старец-настоятель,
Игумен, Русской преданный земле,
Там чистых сердцем друг и предстоятель,
Там Преподобный молится во мгле.

Там в мантиях и черных одеяниях
Монахи — чистой веры голоса —
B блаженных и молитвенных стояньях
Ждут Господа и смотрят в небеса.

Там — сила удивительного света
Любви и Веры, мудрость и всегда —
Надежда, что восстанем мы из мертвых,
И чаянье пришествия Христа!

Искала Тебя

Я так мучительно Тебя искала,
Блуждая в лабиринтах темноты.
В чертах природы о Tебе читала
И в глубине небесной высоты.

Искала я тебя в лесных тропинках,
В журчащих и прозрачных родниках,
В дальневосточных сказочных картинках,
В манящих корабельных маяках.

Искала я Тебя в волне бездонной,
Что выдыхает, плача, океан.
Искала и в камнях немногословных,
Разбросанных по южным берегам.

Искала и в таежных медуницах,
В далеких ширях ягодных полей,
Я голос Твой искала в криках птицы,
Что Вьет гнездо Над комнатой моей…

И лишь Тебе Вся жизнь моя и время,
Что сокращает капельками путь…
Я верю, что когда-то без сомненья
Смогу Господь, к ногам Твоим прильнуть…

Тебе Господь

Не дай мне, Господи, отвлечься от молитвы,
Не дай засеять в сердце лишний вздор,
Не дай, Господь, взирать на чьи-то лица,
Ища поддержки, но найдя укор…

Не дай, Господь, забыться от унынья,
Не дай растечься по немым слогам,
Не дай, Господь, небрежности к святыне,
Не дай, Господь, беспечности к словам.

Следи, Господь, за каждой моей мыслью,
Чтоб совесть содержалась в чистоте,
Чтоб не было ни лести, ни корысти,
Всю жизнь мою вверяю, Бог Тебе…

Не сотвори себе кумира

Должна любовь довлеть для мира,
Должна быть главной — чистота.
«Не сотвори себе кумира» —
Вот верной истины слова.

Что значит не любить земного,
И не цепляться за друзей,
И не стремиться в жизни снова
Искать поддержки у людей.

Не уповать на вес стяжанья,
Не упиваться красотой,
А помнить Господа страданья
И верить Богу всей душой.

Судить ли в праве?

Судить ли вправе мы друг друга
И рассуждать о правоте?
В витийстве бурь земного круга
Блуждая в полной темноте.

Судить ли вправе?.. Ошибемся,
Не властны промыслы понять —
Споткнемся, истинно споткнемся —
О судьбах нам не рассуждать.

Порою, гневно возмущаясь
При виде страсти иль греха,
Казнить виновного пытаясь,
В горниле дуем на меха.

Но разве видеть что-то можем,
Коль так презрительно слепы?
Своим судом себя ничтожим…
А после? «Выправи стопы…»

Кто еcмь я? Червь! Таблица формул!
Без Духа Бога — пустота!
Без Бога мир давно бы лопнул.
А в Духе истина проста:

Не осужденье, не презренье —
Молитва, радость, чистота,
Любовь! А главное — Спасенье
И вера в Господа Христа!

Оставь

Оставь… Зачем? Зачем у злости
Точить кинжалы и клыки?
Зачем крошить другому кости,
Его злословить за грехи?

Оставь… Ищи свои пороки…
Бревна не чувствуешь в глазах.
Читай Евангельские строки
И сокрушайся о грехах.

Оставь… И думай об ответе
На Страшном праведном суде,
И будь способен так, как дети,
Не видеть грязного нигде…

Ветер стонет, ветер злится
Под моим окном…
Нам когда-нибудь случится
Спать покойным сном.

Нас уложат на кладбище,
Дай бы Бог, чтоб так!
Не валяться б в пепелище,
Не сгребли б в овраг…

Дай бы Бог, чтоб спели в церкви
Песнь прощальную,
Упокойную над нами —
Поминальную…

Благовесты на Москвою

Благовесты над Москвою,
Благовесты — как покров,
Были — щит над головою
От беды и от врагов.

А сегодня средь дубравы
Из бетона и стекла
Опустили церкви главы,
He в чести колокола.

И надвинув хмуро брови,
Небоскребы, как скала,
Своей каменной любовью
Обнимают купола.

Утонули колокольни
В дебрях каменных Москвы…
И так, вольно иль невольно,
В этих дебрях тонем мы..

Жив Господь

Потеряла я что-то… Повеяло
Темным холодом одиночества.
Я когда-то словам поверила
Проверяю теперь пророчество.

Между мной и любимым созданием,
Даже самым близким и преданным,
Жив Господь! Благодарна знаниям,
Мне святыми отцами поведанным.

Жив Господь, и об этом помню я,
Дух мой знает и не печалится.
Постою в сторонке скромно я —
Со смирения все начинается…

Не мне — учить, давать уроки…
Не мне — казнить иль одобрять,
Мое — Евангельские строки,
Мое — молиться и прощать…

Tы дохновенье мое знаешь
И помышленья мои зришь.
Лукавство Ты не принимаешь,
К неправде не — благоволишь.
Господь мой, Бог. Порою страшно,
Когда я вглубь себя смотрю…
Боюсь, что всуе и напрасно
Молитву я свою творю…
Господь, услышь мои стенанья,
Несовершенство не вмени
И глубиною покаянья
Мои сомненья исцели…

Претят наборы слов и рифмы
Награда праздности пустой.
Пустые, призрачные мифы,
Где слог без чувств почти глухой…

Мне вера силу чувства дарит,
И Дух диктует не спеша
Слова, в которых Бога славит
Моя свободная душа…