Из неопубликованного

Эти часы так громко стучат,
Свой отбивая ритм.
В зеркале мой напряженный взгляд —
Раньше он не был таким.
Солнечный луч проливной упал,
И заблестел мокрый пол.
Господи, может быть, Ты устал
И оттого ушёл?..
Только мой голос не слышен, нет.
Боже, не закосни!
Сердце доподлинно знает ответ:
«…Лама савахфани?..»

 

Сыночек мой, как много мы любили,
Как мало говорили о любви.
Теперь на небе гроздья звёздной пыли,
Как уходящей радости следы.

Сыночек мой – всегда моя отрада,
Ты – музыка, поэзия моя.
Ты главное, что мне сегодня надо.
Тебя, как песню, сотворила я.

Пусть песня эта звонкая, живая
Летит сквозь время в Божии сады.
Ты – слов моих курлычущая стая,
Летящая к свободе от беды.

Я никогда, сынок, не понимала,
Вернее, я боялась понимать,
Что альфа жизни – ты, её начало.
Омега – состоялась я, как мать.

И ничего теперь на свете этом
Важней тебя назвать я не могу,
Божественным я осиянна светом,
На свет к тебе утешная бегу.

17 ноября 2019

 

И не надо горлинкой в ночи
Мне тебя, любимый мальчик, звать,
Ночью только жалобно сычи
Могут о беде предупреждать.

Ночью, погружая мир во мрак,
Зажигает небо фонари,
Милый мальчик, помнишь, в храмах как
Ладан подают пономари?

Упокой, Христе, моё дитя
В месте злачном — в месте золотом,
У кануна дьяконы кадят
Службу поминальную о нём.

Ты дитя моё возьми к Себе
Да поближе к сердцу приголубь,
И в моей измученной судьбе
Светом веры непременно будь!

Так стращают тёмные Твои,
Так хотят злосчастьем напугать!
Милый мальчик, помнишь фонари,
Помнишь, как молилась ночью мать?

И не надо горлинкой теперь
Жалобно о сыне ворковать,
Господи, пути мои измерь
До того, как сыч придёт опять…

 

…Дай мне такого, Господи,
Чтоб тосковал по нежности,
Чтобы устал от осени
И от её неизбежности.

Чтобы таким был ласковым!
Господи, рано в гости мне
К ангелам в небо красное,
В сердце любовь так просится.

Господи, обвенчай меня
Новой надеждой чистою,
Радость моя Нечаянная
Чаю тебя неистово…

 

Стану я твоею, милый,
Стану нынче – до зари.
Мир мне кажется постылым
Без тепла и без любви.

По одной шагая грани,
По над пропостью земной,
Запою я птицей ранней,
Окольцованной тобой.

Я такую песню знаю,
Только ангелам под стать.
Люди молвили: святая…
Разве люди могут знать,

Как несла земные скорби,
Как старалась сохранить
Веру и нести с любовью
Боль мою, чтоб просто жить…

Так всему приходит время,
Нынче в небе пробил час:
Нет ни ни боли, не сомнений –
Бог теперь венчает нас…

 

Как легко потерять,
Как легко межсезонью случиться,
Может это опять
То, что с нами должно приключиться.

Я похожа на ту,
Что судьбу выбирает однажды,
Только на чистоту:
Строить домик не стоит бумажный

На песке, на воде
И на зыбком чернеющем иле,
Как печально судьбе
Говорить: мы всего лишь шутили…

 

Я учусь благодарить,
Говорить учусь: Спасибо!
Высоко искусство ЖИТЬ,
Выше – в жизни быть счастливой!
Мы творцы своих времён.
Через душу, через сердце
Принимаем, отдаём:
Красоту, любовь, бессмертье…

 

Иду я за околицу
Как будто я в бреду,
Простою богомолицей,
Юродивой иду.

Себе я счастье малого
Пророчу, как могу,
Так много боли знала я –
Не пожелать врагу,

Теперь неси, нелёгкая,
В цветущие сады.
Свободна черноокая –
Свободна от беды.

А что там за околицей –
Не ведаю сама.
Как радостно на звоннице
Звенят колокола.

 

Нынче выпало мне испытанье:
Не живу, не пою, не дышу.
Я сегодня у счастья в изгнанье –
Я весёлых стихов не пишу.
Для чего мне страдания эти?
И дорога моя так сложна!..
Словно псы территорию метят,
Где пролить свою кровь я должна.
Обдувает меня ветер влажный,
И готовятся к рифмам слова.
Я б успела быть брошенной дважды,
Ещё трижды ушла бы сама,
Но я мудрости страстно желала,
Всё молилась, как царь Соломон.
И София сестрой моей стала,
Облачив меня в Божий закон.

 

Сколько лет она стояла тенью
За моею хрупкою спиной —
Черное немое привиденье, 
Стерегла  уют мой и покой.

Выждала! Сумела, право слово! 
Содержанки так умеют ждать!
И теперь она уже готова,
Кроме мужа, кров мой отобрать! 

Забери все то, за что боролась,
Но того, что не твоё — не трожь,
Чтобы невзначай не напоролась
На тобой подставленый мне нож.

Осторожно. Благодарствуй Богу,
Д-лу иль с кем ты там в друзьях?
На мою не выходи дорогу,
Да поможет твой тебе Аллах.

Я иду путем своим великим —
Веры, света, истины, любви.
К сожаленью, пластиковоликим
Не понять, что значит честь в крови.

 

Но отчего вам всё неймётся –
Тем, кто казнить меня готов?
Кто над бедой моей смеётся?
Кто не носил любви оков?
Кто деньги видит вместо счастья?
Кто душу алчности вверял?
Или, как я тепла не знал…
..Кто холода не чуял власти?
Кто знает, что такое смерть,
Когда зажаты все сосуды?
И кружит злая круговерть
Вокруг законного Иуды.
Кто знает, что такое ложь –
Сия порфира, как дерюга?
Кто слышал то, что я: «Подруга,
Когда ты наконец умрёшь?»

Кто же оценит жизнь мою?
Кто взвесит все мои страданья?
Я словно памятник стою
Предательству и наказанью…

 

Я милости ищу, а не признанья,
Я не ищу наград или похвал –
Мне подарил Господь такие знанья,
Какими Он пророков наделял.
Но кто-то снова сети расставляет –
Идёт охота, словно на зверька,
Кто праведен, того и добивают
И, как обычно, бьют наверняка.
Но Бог мне даровал такие жилы,
Такие нервы и такую кровь,
Что страха нет во мне перед могилой,
Нет страха там, где властвует любовь!

 

Слабеет ночь. Уж лучик света
Бьёт в небо тёмное стрелой,
День наступает. Это лето
Соединило нас с тобой.
И властью света упоённый,
Рассвет спешит задуть свечу,
И ты со мной, такой влюблённый,
А я по-прежнему молчу –
Была со счастьем не знакома,
Недолго от меня устать…
Но лето нынче – вне закона,
И вне закона – благодать!

 

Я знаю, что мне делать с этим чувством,
Я знаю, как себя переломить:
Я научусь увидеть радость в грустном,
Я научусь бесстрастно полюбить.
И я смогу безумством не нарушить
Чужой любви святую благодать –
Терпеть умею и умею слушать,
Не слыша, как ты учишься страдать…

 

Обезумев от боли и горя,
Я шагнула в глухой лабиринт,
Где змея в ярко-рыжем уборе,
Ожидая добычу, лежит.

Где на стенах зловещие тени,
Пауки, скорпионы – и смрад,
Где любимых ведут на съеденье,
Где копытами ч-ти стучат.

И не чуя ни дрожи, ни страха,
Осторожно ступая вперёд,
Я увидела чёрную плаху,
Я кровавый увидела лёд.

Для кого это? И, содрогаясь,
Заглянула в открывшийся грот:
Это я там лежала нагая
И измученно корчила рот!

Надо мною склонилась старуха –
Глаз стеклянный, на теле – тряпьё,
Потирая огромное брюхо,
Колдовское варила питьё.

Я не знаю, как справились нервы, –
Своё злато слагая в колчан,
Рядом с нею стоял благоверный –
Мой супруг и спокойно молчал.

Что я вижу? Предательство близких?
Убивают живую жену?
Ну, а в левом углу – обелиски
Мне… и рядом – не вижу кому.

Только имени не разглядела:
Я попятилась в страхе назад.
Что за страшное чёрное дело
Мои бедные видят глаза?

Я проснулась – рассвет заходился,
Лишь нарушил слегка тишину
Скрип дверей. Это муж воротился.
Жуткий страх. Я – навстречу ему:

Где же, милый, ты запропастился?
Или, может, подвёл тебя конь?
А в глазах его вдруг засветился
Ледяной и мертвящий огонь.

Руки сжаты, холодные пальцы,
Неестественно напряжена
У виска его вена страдальца.
Что, опять виновата жена?

Значит, милый, всему я виною?
Мне и плаха готова давно.
Как же горько твоей быть женою,
Пить с тобой колдовское вино!

Ты б давно от меня отказался
И ушёл тихо-мирно к другой,
Успокоился бы, обвенчался,
Пусть она б тебе стала женой.

Только что-то ты сам потерялся,
Всё не знаешь, что ищешь, что ждёшь.
Не с любовью ты, друг, повстречался –
С чёрной девкой по имени – Ложь.

2017 апрель-май

 


Прости меня за нелюбовь,
За нежелание, нестрастность,
Невожделенье, за напрасность,
За муки, боль и за несчастность,
За волхвованье и за кровь,
Тобой испитую в бокале,
Что пальцы девки наливали,
Прилипшей где-то на вокзале, –
Той, что сурьмой чертила бровь.
За силиконовые губы…
Да что ей дела до Гекубы?
…И града гибнущего трубы,
Трубящие за нелюбовь…

16 октября 2016

 

Вечер тихо опустился,
Сумрак ночи настаёт.
Цифры дат, часов и снилсов
Продолжают свой отсчёт
Беспощадно… и безбожно,
Поглощая жизнь и свет,
Ходит время осторожно –
На него управы нет.

2017

 

Город в серую муть опустили,
Тонут кроны деревьев во мгле.
Кто подарит мне белые крылья,
Чтоб не видела тьмы на земле?..
Улетела бы к дальним просторам,
Где горит несгораемый свет,
Где не смотрят на веру с укором,
Где нет зла и предательства нет…

Январь 2017

 

Разве время тому виною,
Если любимых не ждут,
На близких идут с войною
Или друзей предают?
Все – потребления пленники –
Сколько вокруг затей!
Вместо крестиков – ценники
На шеях висят у людей.

8 октября 2016

 

Предав однажды, непременно
Предашь ты снова – c’est la vie!
Не удивляйся, что надменно
Смотрю теперь в глаза твои.
Не удивляйся, что я помню
Тех дней отравленную муть,
Что память сердца не исполнит
Веленье разума: «Забудь!»…

 

У меня отнять не в силах
Даже истовым врагам
Плит надгробных на могилах,
Птичьих стай вечерний гам,

Не отнять надежды чистой,
Рыжей осени парчи,
Где гуляет серебристый,
Месяц в стынущей ночи.

Не отнять моей дороги –
В жёлтых яблоках сады,
Не отнять моей тревоги,
Не отнять моей беды.

Льётся с Божьих колоколен
Звон вечерний – вечный зов,
И его отнять не волен
Самый страшный из врагов.

И всего, что мне рукою
Щедро жалует Отец,
И последнего покоя
Со святыми… наконец…

 

Красный ситец расстелила
В небе юная заря.
Как же я тебя любила,
Разве я любила зря?

Разве зря мои тревоги
И печали ты лечил –
К сердцу гордой недотроги
Подбирал свои ключи?

Отчего же на рассвете,
Глядя вдаль, одна стою?
Жёлтым оком солнце светит,
Я лазурь из неба пью.

И теперь своё забвенье,
Я хочу испить до дна.
Я люблю тебя, мгновенье,
Если я не влюблена…

Август 2016

 

И так бывает, к сожаленью…
Чтоб встать приходится упасть,
Конец приходит вожделенью,
Не вечна роковая страсть.
Не вечны тайные вздыханья,
Не долог сладострастный сон.
Любовь бывает наказаньем:
Вдохнул восторг,
на выдох – стон…

11 июня 2017

 

Троица в Барвихе

Запах свежей травы
И зелёной берёзы.
Деревянный наш храм
Среди сосен тверёзых.
Среди шума и гама,
Гламурных собраний
Пахнет свежестью ладан,
В кадиле сгорая.
Пол в зелёной траве,
Песни ангельских певчих –
Этот день на земле
Очень важен для грешных,
И стоят на коленях
Дети, мамам послушны,
Дух Святой в умиленье
Опускается в души.
В глубине покаянья,
Средь молитвы горячей,
Слышно даже дыханье –
Быть не может иначе.
Птицы тонут в распевах,
Тихий голос кукушки.
Как нарядная дева
Божий храм на опушке…

Троица 2016

 

На какой могиле мне поплакать,
К чудотворным чьим мощам припасть?
По каким месить дорогам слякоть,
Где слезам моим ещё упасть?

Как найти мне места в этом мире,
Где меня услышат и поймут,
Где моей отчаявшейся лире,
Будет утешенье и приют?..

Неужели для меня на свете
Нет немного счастья и тепла?
За кого сегодня я в ответе,
За кого в ответе я была?

Всех я, видно, в мире виноватей,
Всех грешней… Пусть радуются те,
Кто рукоплескал, когда предатель
Предал Бога смерти на кресте.

Ничего я – нет – не отрекаюсь
Принимаю, каюсь и молюсь,
К матушке-земле родной склоняюсь
И целую мученицу – Русь.

28 марта 2017